Veebruar 1944. aasta. Piirisaare operatsioon

Veebruar 1944. aasta. Piirisaare operatsioon

Kirjeldus

Veebruar 1944. aasta. Piirisaare operatsioon

Allikas: www.polk.ru

Lk.125- Piirisaare operatsioon.

В.М.Бурунов, М.В.Кордонский

Лыжники 128-й стрелковой дивизии в Пийриссаарской операции.

            «К вечеру 12 февраля 1944 года наш лыжный батальон прибыл в деревню Подборовье, расположенную на самом берегу Чудского озера. Пройдя от Ладоги около четырехсот километров, мы не встретили ни одной целой деревни. Отдыхали вповалку на пепелищах или прямо на снегу. А здесь избы, крытые преимущественно соломой, стоят целехонькие. Мы уж настроились было на отдых с комфортом: в теплых помещениях или хотя бы на сеновалах. Но выяснилось, что командование дивизии приготовило нам иной график на ту февральскую ночь. Дескать в семи километрах от Подборовья, на Чудском озере, расположен чудесный остров Пийрисаар, и на нем аж четыре деревни. Вот в них-то и расположитесь на отдых. Но до этого надо очистить остров от окопавшихся там гитлеровцев.

            Вот тебе, бабушка,  и юрьев день! Когда после многокилометрового марша мы подходили к Подборовью, нам казалось, что все наши силы уже исчерпаны до дна. Только бы добраться до деревни – и там уж рухнем… И вот вместо долгожданного отдыха с ходу надо выполнить новое боевое задание. Притом, видимо, нелегкое и полное неизвестности. Но по опыту мы уже знали: в таких случаях включается «второе дыхание». Выручило нас оно и на этот раз. Итак, около полуночи мы вступили на чудской лед. Оказалось, что одновременно с нами на неведомый остров направляется весь 374-й полк и часть 533-го.

            Был небольшой морозец, и тускло светила луна. Видимость из-за тумана была слабая. В головном дозоре шли разведчики и помощник начальника штаба лейтенант Рябинин. Он сигналил батальону карманным фонариком. Это было необходимо, так как шли без дорог, по снежной целине, и не было никаких ориентиров. Двигались по азимуту.

            Наконец из тумана вынырнул берег Пийрисаара. Дозорные противника обнаружили нас, завязался бой. На рассвете мы заняли деревню Ээстикюла и позже, примерно к трем часам дня – Пийрикюла. Во время боя особенно отличились наши минометчики. Очень уж метко били они по целям. Немцы не выдержали, высыпали на лед. Но там, на открытом месте, их накрыли мины. Несколько гитлеровцев взяли в плен. Они рассказали, что Пийрисаар обороняли штрафники, притом преимущественно из авиачастей.

            В боях за остров лыжный батальон потерял около сорока человек убитыми и ранеными. В числе убитых – начальник штаба старший лейтенант Самулин, командир взвода разведки лейтенант Белозерцев, командир взвода ПТР младший лейтенант Виноградов. Взамен погибшего Самулина начальником штаба стал старший лейтенант Рябинин.

            Во второй половине дня остров стала обстреливать с западного берега немецкая артиллерия. Но из-за мглистой погоды обстрел оказался малоэффективным. Куда более опасным были налеты на остров вражеской авиации. Не успели мы как следует осмотреться, как получили новую боевую задачу: захватить плацдарм на западном берегу Чудского озера. В поход направились с наступлением темноты. Ближайшее расстояние от острова до эстонского побережья около трех километров. Но мы пошли по льду наискосок, на северо-запад, с целью захватить деревни Меэрапалу и Педаспяэ. До них – более семи километров. А так как мы решили обойти фашистов с фланга или даже с тыла, то набежало еще несколько километров.

            Мы оказались на месте на рассвете. Враг обнаружил нас, когда мы уже подходили к берегу. Бой длился менее двух часов. И хотя гарнизоны деревень превосходили нас численно и имели артиллерию, мы сравнительно легко расправились с ними. Сыграл свою роль элемент внезапности, на который мы рассчитывали.

            Мы закрепились и ждали, что вслед за нами подойдут более крупные силы, в том числе и артиллерия и танки. Но наши ожидания не оправдались: подвел непрочный Чудской лед. Между тем гитлеровцы стали усиленно контратаковать нас, вдобавок почти каждый час налетали «юнкерсы». Особенно крепко доставалось нашим лыжникам, закрепившимся в Педаспяэ. Держать оборону на западном побережье в нашу задачу не входило. По распоряжению командира дивизии мы передали свои позиции 375-му полку. Забрали всех раненых. В организации отхода большую роль сыграли новый начштаба Рябинин и заместитель комбата по политчасти капитан Передерий.»